«Вдохновение купить невозможно»

Известный дирижёр, талантливый композитор, интеллектуал и просто интересный человек. Это всё о Владимире ШКУРОВСКОМ, худруке Русского народного оркестра «Душа России» Академии музыки им. Гне­си­ных (Москва). Он стал участником Международного форума дирижеров в Костанае и нашим собеседником.

На позитиве

Он был в числе первых дирижеров, кто приходил поработать с костанайскими музыкантами на репетиции. Также первым приходил и на вечерние концерты. В одной из гримерок костанайской филармонии я застал его в тот момент, когда он… начищал свой черный фрак.

Любопытная картинка: руки дирижера существовали будто отдельно друг от друга. Одна со щеткой «летала» по ткани, другая по-соседству «отбивала» ауфтакты (основной дирижерский жест, определяющий характер и темп исполнения. – Прим. авт.). Кстати, как утверждают специалисты, именно ауфтакты непроизвольно отражают уровень способностей дирижера, его темперамент.

Судя по движениям рук Владимира Шкуровского (не только в гримерке, но и на сцене), он настоящий профи с безграничной фантазией. Его руки во время работы с оркестром словно вырисовывали живописную картину на холсте, причем большого формата.

На репетиции и во время концерта не сдерживал эмоций. Если ему нравилось звучание того или иного инструмента или исполнение костанайских вокалистов, от души аплодировал вместе со зрителями. Одним словом – очень позитивный человек. Ведет активную концертную и просветительскую деятельность. Сотрудничает с современными композиторами и различными исполнительскими коллективами. Провел серии концертных программ с такими солистами, как Иосиф Кобзон, Татьяна Куинджи, Петр Налич, Вика Цыганова, Нина Шацкая и многие другие. Создал более 200 оркестровок для народных и симфонических оркестров. Завоевал массу золотых и хрустальных кубков и медалей всевозможных музыкальных конкурсов по всему миру. Постоянный член жюри престижных конкурсов.

«Голова пригодится!»

Мы общались сразу после репетиции, за час до концерта. Открытый взгляд, легкая картавость, искренность без лукавства – первое, что я отметил в московском госте.

– Владимир Михайлович, энциклопедия гласит: «Дирижер – это музыкант, управляющий коллективом при разучивании и исполнении музыкальных произведений с помощью движения рук». Только ли?

– Нет, конечно! – улыбается собеседник. – Голова тоже в этом деле пригодится. А еще глаза. Они у дирижера как прожектор, который высвечивает того или иного музыканта. Взглядом можно подсказать, приостановить или, наоборот, подбодрить на более импульсивное исполнение.

– Вы выходите на большие сцены, преподаете, возглавляете именитый оркестр, работаете с известными артистами. Зачем вам костанайский форум?

– Невозможно сказать, что я видел и знаю всё. И нет прогресса без общения. Потому что всегда найдутся более опытные люди или те вещи, которые для меня будут в диковинку. Чайковский поехал во Францию и обнаружил там челесту (клавишный металлофон. – Прим. авт.). И тогда писал своим друзьям: мол, этот диковинный инструмент нужно привезти в Россию и скорее, пока Римский-Корсаков не пронюхал! (Общий смех). Вот и я сюда, в Костанай приехал в том числе найти свою челесту!

– Ну и как, нашли?

– Присматриваю. У вас очень много интересных национальных инструментов. Звучание некоторых эксклюзивное, непохожее ни на один из известных.

– Само название оркестра – «Душа России» – громкое, ко многому, наверное, обязывает…

– Мы придумывали название всем коллективом. Единодушно остановились на этом. Даже с легкостью. Но когда стали выступать под этим именем, реально почувствовали бремя. Сколько раз я сам себе задавал вопрос: «Господи, под что я подписался?! Как я посмел?» Поэтому первые несколько лет было очень трудно. Представьте, объявляют: мол, на сцене «Душа России». Попробуй сыграть что-то без этой самой души. Нужно было постоянно расти, усиливаться музыкально, репертуарно, исполнительски.

Каждому своё

– С дирижерской палочкой в руке вы выходили и выходите не только к своему, но и к разным оркестрам. Какое главное качество в этой профессии?

– В первую очередь любовь к музыке. А она ведет и к любви к оркестру. Тебе помогают живые люди, от которых зависит, насколько ты сможешь выразить свое отношение к музыкальному материалу. Вкупе оно дает возможность взаимодействия, силы. Плюс нужна энергия. И дирижерская, и оркестровая.

– Ваше искусство, как дирижера, предполагает только живое исполнение. Насколько сегодня удается оставаться верным своему делу и в то же время не разочаровываться оттого, что эстрада, шоу-бизнес, где «фанера» на первом месте, более популярны, там больше зарабатывают?

– С давних времен классическая музыка была уделом избранных. И не все слушали, не все исполняли. То, о чем вы говорите, мне было присуще по молодости.

– Можно заниматься также музыкой, но другого формата. Сидя дома, у компьютера…

– Лет 20 назад я мог огорчиться по поводу того, что заработки тех, кто выступает под фонограмму на стадионах, значительно больше, чем у работающих живьем в оркестре. Самый большой зал у меня был, когда мы выступали в Крокус-Сити-Холле. Там семь тысяч мест. Правда, мы и выступали вместе с эстрадной певицей Викой Цыгановой.

Прошло время, и я понял простую истину: каждому свое. Да и всех денег не заработаешь. А потом с возрастом мне становится дороже ощущение себя и собственной души. То есть для того, чтобы собрать стадион, мне нужно наступить на горло собственной песне, задушить ее, стать другим. И тогда, возможно, были бы огромные гонорары. Но мне это не интересно. Мир гораздо шире, более много­образнее.

Мне хочется, чтобы за следующим поворотом ожидало что-то новое. А эту возможность дает классическая музыка. Она настолько необъятна, что всей жизни человека не хватит, чтобы всю ее переосмыслить. Именно в классике можно найти великую радость, вдохновение. То состояние, в которое ты погружаешься в момент концерта, его не заменить никакими деньгами. Его не купить. Так же, как и вдохновение, которое купить невозможно.

– Обыватель назовет вас фанатом.

– Возможно. Зато вдумчивый зритель, который ценит живую музыку, понимает ее значение, придет на наш концерт!

– Кстати, сегодня в Костанае вы работаете не со своим оркестром. Есть секрет, как быстро распознать и почувствовать новый коллектив?

– Трудно сказать, есть ли этот секрет. Но у дирижеров в голове, уверен, находится невидимый контрольный механизм. Когда он, как терминатор, должен сканировать всё оркестровое пространство. И если герой Шварценеггера это делает при помощи компьютера, то нам это приходится делать с помощью мозга. Насколько у дирижера он натренирован и развит, настолько легче ему определить, что и как с этим оркестром делать. Когда ты выходишь к новому коллективу, происходит проверка твоего внутреннего компьютера. За минимальный отрезок времени нужно понять максимальные возможности музыкантов. У меня не бывает концертов, когда бы я был полностью удовлетворен. На сцене и не должно быть комфортно. В идеале можно испытать вдохновение, удовольствие, восторг от взаимодействия с музыкантами. Ты чувствуешь, что они – твои.

– С костанайскими музыкантами удалось это почувствовать?

– Думаю, что да. Они гибкие, спокойные и одновременно подвижные, сообразительные. С ними очень интересно работать!

Справочно:

Оркестр «Душа России»
Основан в 1952 году при факультете народных инструментов ГМПИ им. Гнесиных. Лауреат Всероссийских и международных конкурсов и фестивалей, активный участник арт-проектов. Своё нынешнее название обрёл в 2007 году с приходом нового художественного руководителя и дирижёра Владимира Шкуровского. Как отмечают критики, игру коллектива отличают особая выразительность, классическое мастерство звука, неиссякаемое вдохновение и безудержный темперамент.

Фото автора и С. МИРОНОВА

Николай СТАДНИЧЕНКО 

23nik74@mail.ru 54-08-36
Фото  автора