Роза НУРКЕЙ: «Костанай имеет право на свой театр оперы»

Её сопрано рукоплескал не только Казахстан, но и Европа. Ла Скала, Мариинка, Гранд-опера – её хотят заполучить в свою труппу многие театры. Но она остаётся верна «Астана Опера». Наша землячка Роза Нуркей, ставшая звездой столичной оперной сцены, недавно побывала в Костанае с единственным концертом, чтобы собрать деньги на лечение двухлетней девочки, ей мало знакомой.

Роза Нуркей

Знак

Артистка из Астаны приехала в Костанай загодя, репетировала в областной филармонии с аккомпаниатором. Роза Нуркей была открыта для общения. И при первой же нашей встрече согласилась ответить на вопросы «КН».

– Сегодня не редкость, а скорее правило, когда артисты выходят к зрителю ради того, чтобы собрать деньги на благотворительные нужды. Почему?

– Правилом стала благотворительность или нет, не могу определить. Но уверена, что к этому шагу каждый человек приходит самостоятельно. Если я этот концерт решила организовать, то это значит, что мое сознание достигло определенной ступени. С каждым годом ты становишься мудрее. За благотворительностью понимается и нравственность. Ты растешь как личность, а значит, и начинаешь ценить то настоящее, что делает человека человеком. В начале карьеры всё в розовых тонах. Молодость легко обмануть. Но потом хочется сделать что-то большее, нежели просто новая партия, ария или роль. Причем такое, что можно назвать работой для народа. Может, и громко сказано, но для артиста это важно. Личностный рост идет нога в ногу со шлифовкой голоса. Замечательно, если оперный певец состоялся и как человек.

– Вы впервые участвуете в таком проекте?

– Да. Правда, изначально была другая идея. Я уроженка Аркалыка. Мои родители – первые жители этого города. И у меня была идея дать сольный концерт на моей малой родине как дань памяти. Это, кстати, еще есть в планах. Программа уже готова. Вероятно, в мае-июне этот концерт состоится. Но в сознании всё время была мысль – сделать что-то еще. Доброе, светлое. Я предложила благотворительный концерт. Здесь это восприняли очень хорошо. Начали готовиться: с оркестром ли, роялем или ансамблем. Народное направление или классическое оперное. Процесс подготовки любого концерта – кропотливая работа. Отмечу, что в филармонии Костаная очень высокий профессиональный уровень. Я была на выступлениях местных артистов, чтобы понять, на что ориентироваться, что принимает и любит костанайская публика. В тот момент я решила передать свой гонорар за костанайский концерт в местный детский дом или Дом ребенка. Шла подготовка музыкальной части. А потом появился этот ребенок. В нашей жизни всё не случайно. За помощью обратилась мама этой девочки, Жании Ериккызы, которой требуется лечение. Ей и двух лет еще нет, но у нее родовая травма. Да и маме всего-то 20 лет, сама еще девчонка. Когда мне предложили помочь конкретному ребенку, сразу же согласилась. Для меня это знак Всевышнего. Я встречалась с этой семьей, девочка мне душу тронула, такая хорошенькая. А для ее выздоровления нужны большие затраты. Операцию делать нельзя, но процедуры ежемесячные, в Челябинск выезжают постоянно. Я прониклась, как мать, знаю, что это такое. Сама потеряла ребенка… И решила: что в моих силах, сделаю. Все собранные с концерта деньги пойдут на лечение Жании. Кстати, я встречалась с акимом Костанайской области. Говорили и об этом ребенке, пригласила его на концерт. Он обещал, что будет держать вопросы, касающиеся этой девочки, под контролем.

Для избранных

– Артисты – народ эмоциональный и зачастую неорганизованный. Вы же очень системный человек. Чтобы выйти на сцену, вам мало подготовиться самой. Судя по репетициям, каждая деталь вам важна…

– У меня оперный стаж – 17 лет. И, поработав с большими режиссерами того же Мариинского театра, с американскими дирижерами, с Кэролайн Уилсон, я научилась ценить организаторскую работу. Пока я не буду убеждена, что софиты вовремя загорятся, что оркестр вовремя вступит, что каждый участник концерта, даже тот, кто отвечает за занавес, будет на месте, не успокоюсь. Для меня это приятный процесс. Всё дотошно проверить, отрепетировать – это должно быть правилом для каждого уважающего себя артиста. И здесь не важно, эстрада это или опера. Зато после – ах, приятная усталость! (На часах был полдень, а наша героиня еще и не завтракала… – Прим. авт.).

– Опера – искусство для избранных. Что нужно, чтобы понимающих оперу зрителей стало больше? И нужно ли?

– Соглашусь, что это высокое искусство. Но сейчас его очень активно популяризируют. Соединяют в дуэте оперного певца и эстрадного исполнителя. Это тоже своего рода агитация. Потом классические арии перелагают для современного исполнения, даже на рэп. И это, что удивительно, тоже звучит неплохо. Хотя в советское время воспитание любви к классическому вокальному и музыкальному искусству было на высоком уровне. Те же уроки пения, помните, «Петя и волк». Крутили разные пластинки с оперными партиями, пели и разбирали здесь же, на уроке, что автор хотел этим сказать, что показать.

– А еще у каждого пионера был абонемент в филармонию…

– Это было хорошо проработано. Воспитание высоким искусством, настоящим. Сейчас тоже есть в этом направлении шаги. Например, у нас, в «Астана Опера», для детей ставят спектакли, эдакие уроки музыки, презентации музыкальных инструментов. Музыкальная грамотность очень важна. Да, сейчас другое время, но интерес к опере остается. Что касается Казахстана, если сравнить годы переходного периода и сегодняшний день, то уже один лишь факт строительства «Астана опера» говорит об определенном уровне. О востребованности. Этот оперный храм сейчас считается лучшим театром в Средней Азии. Потому на нашей сцене постановки Ла Скала, «Аида», «Травиата». Приглашают известных иностранных режиссеров, которые работают с нами, ставят оперы, очень редкие для исполнения. И, наоборот, нас, артистов, постоянно отправляют за опытом в крупные европейские, российские, американские театры. Раньше в Казахстане был только один оперный театр, абаевский в Алматы. Затем появился в Шымкенте. Потом и в Астане открыли театр имени Куляш Байсеитовой, на базе которого организовали и «Астана Опера». Кстати, представители Министерства культуры периодически поговаривают о том, чтобы еще несколько оперных театров открыть в нашей стране. Мол, чтобы в каждом областном центре был такой храм вокального искусства.

Приучить зрителя

– В Костанае смогли бы открыть театр оперы?

– Вопрос непростой. В том же Шымкенте сомневались, что потянут такой театр. Однако сейчас там свой репертуар, своя труппа, да и зритель заполняет зал. Там «Паяцы» поставили, у нас этого спектакля даже нет. Молодцы!

– А вы, когда шагнули на путь оперной артистки, понимали, что работу будет сложно найти?

– Я закончила консерваторию в Алматы в 2000 году, время тогда было непростое. Приехала в Астану, там театр оперы только открывался. Набрали в труппу выпускников консерватории разных лет. Из года в год мы набирали репертуар, вместе росли. Мы начинали с нуля. Брались за очень сложные постановки. Тот же «Отелло», за которого даже именитые театры со столетней историей браться не рискуют по сей день. Конечно, нам помогали. Приезжал известнейший режиссер Мариинского театра Юрий Александров, ставил нам новые спектакли. Это был такой прорыв! Если 17 лет назад было сложно набрать и половину зала, то сейчас билеты в «Астана Опера» разбирают очень быстро. В репертуаре уже больше 50 спектаклей. Зал в полторы тысячи зрителей всегда полон.

– И всё-таки костанайскому театру оперы быть?

– Наша публика сейчас готова: как только объявлена премьера, билеты уходят за неделю. То же самое и в Костанае. Здесь уже есть примеры и самостоятельных оперных спектаклей, и гастроли оперных звезд. Костанайский зритель, знаю, встречал их аншлагами. Если во главе хороший руководитель, который горит на работе, то дело спорится. Конечно, нужно готовить и вокалистов, и музыкантов, приглашать специалистов из консерватории. Опять же материальная база, здание. Но всё возможно. Костанайский зритель уже доказал свое право на это.

– Спасибо.

Автор: Николай СТАДНИЧЕНКО
Фото  автора.

Источник: http://kstnews.kz/newspaper/464?node=36487